Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

18-летний житель Тараза Бекзод Тошпулатов осужден в этом году за изнасилование. С самого начала его история вызывает много вопросов. В социальных сетях уже несколько месяцев продолжается кампания в поддержку молодого парня.

Все началось 22 сентября. На тот момент Бекзод уже закончил школу и начал обучение в университете. В тот день к нему домой пожаловал участковый и попросил парня проехать с ним в отделение полиции, якобы, из-за произошедшей накануне драки между местными подростками. В городском управлении внутренних дел Бекзод узнал, что его обвиняют в изнасиловании 16-летней девушки. Никаких существенных доказательств этому не было. Но молодого человека все-таки поместили в следственный изолятор. Стоит ли говорить, какой шок испытали родные парня.

Но они не пали духом и начали борьбу по освобождению Бекзода и поиску справедливости. Их борьба продолжается до сих пор. Благодаря этой борьбе имя Бекзода стало известно многим пользователям социальных сетей. Большинство из них разделяет боль и горе родных и близких парня. Последние сейчас требуют повторного расследования этого дела. А сам Бекзод находится в колонии.
Мы решили взять интервью у матери парня Нели Тошпулатовой для того, чтобы дать женщине возможность рассказать о ее сыне.

- Неля Валерьевна, расскажите, пожалуйста про Бекзода? Каким ребенком он рос и как вы его воспитывали?

- Бекзод –второй ребенок в семье. Воспитывался он в любви. С самого детства он был и остается до сих пор очень ответственным, вежливым. Воспитывали мы его так, что нельзя женщину ударить или что-то грубо сказать. Он веселый, жизнерадостный. Даже несмотря на то, что с ним произошло, он не падает духом, говорит: «Мам, не переживай, все будет хорошо. Думай, что я уехал учиться. Но я скоро вернусь. Я получу образование». Когда мы были у него на свидании, он сказал, что пойдет работать. С детства он работящий. Приучен к труду. Когда ему было 8-9 лет, я сильно заболела. И весь домашний быт лег на плечи моего супруга и детей. Пока папа был на работе, дети сами и убирались дома, и готовили еду, и стирали. В свободное от учебы и домашних забот время Бекзод общался с соседскими детьми, во дворе они всегда играли в футбол. И у него был постоянный круг общения, который не менялся много лет. Но он постоянно знал, что у него есть обязанности по дому и всегда их выполнял.

Когда он приходил со школы, он всегда мне рассказывал, как он провел день, что было нового. Я всегда тоже интересовалась, как мои дети провели день. Он мне всегда все рассказывал. И мы все проходили вместе. Победы вместе разделяли, и когда были какие-то разочарования. Мы помогали ему в жизни. С одноклассниками у него конфликтов никогда не было. В школе он, в основном, дружил с девочками. Когда они сдавали пробные тесты ЕНТ, после этого они заходили ко мне на работу и рассказывали как все прошло. Вообще, он хотел поступать в медицинский ВУЗ. Но из-за финансового состояния мы бы просто не потянули учебу там. Он очень любил казахский язык. Поэтому он постоянно участвовал в олимпиадах по казахскому языку. У него есть сертификаты, грамоты. В 10 классе он занял третье место, в 11 классе – второе. В 10-11 классах у него свободного времени уже не было. В 8-9 классах он еще мог на каникулах пойти работать на автомойку, которая находится недалеко от нашего дома. И если что-то заработает, он все до копеечки принесет домой. Он всегда говорил: «Мам, я отучусь. Я должен получить хорошую профессию, чтобы потом содержать свою семью». Всегда у него были такие мечты. Но в последний момент у нас все изменилось. Он поступил на архитектурный факультет. На ЕНТ он набрал 101 балл. Поступил в ТарГУ и отучился всего 22 дня. Мы ему советовали поступать на юридический. Он сказал: «Нет. Я люблю рисовать». Он с детства очень красиво рисует. Хотя он в художественную школу не ходил. Он ходил на волейбол, на джиу-джитсу, на самбо. А рисование у него с детства хорошо получается. Даже есть рисунки, которые он рисовал уже в колонии. Нарисовал меня с папой и сестру с племянником. Он передел мне их, когда я была у него на свидании.

Классный руководитель тоже советовала поступать ему на юридический. Потому что Бекзод всегда старался отстоять свою точку зрения. Если он знает, что он прав, он это будет доказывать. Если одноклассники ссорились, он всегда старался их примирить. В последний год бывали конфликты девочек с мальчиками. Он всегда пытался всех их помирить. Девчонки мне до сих пор пишут и звонят. 

- Кстати, не его одноклассники, а ваши знакомые, взрослые, как отнеслись к тому, что случилось с Бекзодом?

- Они этому ничему не поверили. У меня есть несколько видеообращений соседей и знакомых. Они были в шоке от этого всего. Все говорят, что Бекзод не мог такого сделать. Бабушка одна даже плакала. Потому что Бекзод всегда поможет донести сумки, никогда не пройдет мимо. Люди это помнят. И мне говорят: «Борись!». И Бекзод все вытерпит, он терпеливый.

- А сейчас на каком этапе находится ваша борьба?

- Меня сначала семь месяцев не пускали к сыну. Следователь говорил: «Ваш сын в отказе. Вы не получите допзащиту, не получите свидание с ним». Потом я хотела дополнительным защитником сделать свою старшую дочь. На что они ответили, что Тошпулатова Юлдуз Тахировна не является сестрой Тошпулатова Бекзода Тохировича. Для нас это было шоком. Мы сами не смогли понять, почему нам так ответили. Хотя мы предоставили все документы, свидетельства о рождении обоих детей. Но нам пришел такой ответ. Я не могла с Бекзодом увидеться. Папа к нему ходил каждый день. И в судах участвовал папа. Когда мы проиграли первый суд, мы не были согласны с решением и подали апелляцию. И я подала ходатайство о том, чтобы меня признали дополнительным защитником Бекзода. Судья меня допустил. Хотя прокурор, мама и адвокат потерпевшей были против. Они настаивали на том, что свидетель не может быть дополнительным защитником. На что судья ответил, что дополнительный защитник не может быть свидетелем, а не наоборот. И он это ходатайство удовлетворил. Но какие бы ходатайства о повторных экспертизах мы потом ни подавали, все они были отклонены. 

Суд апелляционной инстанции оставил первоначальный приговор без изменения. Сейчас дело Бекзода Тошпулатова дошло до Верховного Суда. Благодаря прокурорскому протесту срок парню снизили с 7,5 до 5 лет. Родители ждут рассмотрения дела в кассационной коллегии. Очень много вопросов вызывает досудебное расследование этого дела. Не были проведены некоторые необходимые экспертизы. А в имеющихся экспертизах много нестыковок.

Этой историей заинтересовалась общественная организация «Не Молчиkz». Хотя они занимаются защитой жертв насилия, здесь они приняли противоположную сторону. Специалисты организации изучили материалы уголовного дела и пришли к выводу, что расследование не было проведено объективно и полно. И теперь они помогают родителям Бекзода отстоять свою правоту. Вообще же, очень много нареканий у всех, кто так или иначе знаком с делом Бекзода Тошпулатова, вызывает работа следственных органов. В имеющихся экспертизах слишком много нестыковок. Но почему-то суд это при рассмотрении не учел. Остается только догадываться, почему так происходит. У родных и близких осужденного парня остается только одна надежда, на справедливое рассмотрение в Верховном Суде. Ну а мы продолжим следить за развитием ситуации и знакомить читателей с этой историей.

 
Юрий ЧЕРНОГОР

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  • Реклама