• ЖСБ

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

На этой неделе моим собеседником стал Гарри Крампит. И пусть читателя не удивляет столь необычное для нашего города имя. Тем более, что это псевдоним героя.

Настоящее свое имя он попросил не упоминать. Он уличный музыкант. Многие жители города видели его играющим на электрогитаре в разных районах Тараза. Он, наверное, единственный подобный музыкант у нас. Остальные, может быть, и не стали бы выходить вот так в народ, чтобы своим творчеством зарабатывать себе на жизнь. И вопрос здесь даже не в менталитете или в каких-то предрассудках. У нас просто нет в Таразе нормального места, наподобие Арбата, где творческие люди могли бы реализовать свой потенциал. Вот и стоит Гарри каждый день где придется. Играет на гитаре, а мимо постоянно куда-то торопятся многочисленные прохожие. И не всегда обращают внимание на музыканта. А он просто занимается тем, что ему нравится.

Да, можно много рассуждать о его жизни. Некоторые его, возможно, и осуждают. «Стоит, мол, на улице, брынчит на своей гитаре. Пошел бы работать, вместо того чтобы стоять и ждать, когда кто-нибудь кинет копейку в кофр от гитары». Так думают люди. На что Гарри, достаточно спокойно, отвечает: «Каким судом судите, таким и будете судимы». И продолжает: «Таким людям можно только пожелать оказаться на моем месте. Это серьезный труд. Ведь для того, чтобы гитаристу с академическим стилем игры просто правильно поставить руки, требуется полтора-два года». Каждый день Гарри уделяет музыке. Говорит, что день ото дня делает одно и то же. Чтобы достичь совершенства в своей игре. Кроме гитары, пробует играть и на кларнете. Для него совершенство – это Бог. Но, признается, что его достичь невозможно. Можно только к этому стремиться. «Спортсмены все время тренируются, чтобы быть совершенными. А для меня совершенство в музыке», - говорит он. Впрочем, с музыки и начался наш разговор.

- Расскажите, как вы пришли к музыкальному творчеству?
- Играть я начал примерно лет в 14-15. Ну так себе. Потом в музыкальную школу походил немного. Пока преподаватель был здесь. Потом она уехала. Анна Викторовна, фамилию не помню. С ней выучил ноты, теорию музыки. А потом как-то сам стал заниматься. Потом было несколько рок-групп. И, в принципе, так я в это дело и ввяз.

- А почему именно рок?
- Сейчас такое время, когда все, что играется вживую, кличут роком. Ну так говорят критики. Но, честно, если взять фолк-настроения в той же Европе, там у них от рока только живая ударная установка. Вообще рок – это, так сказать, манера аранжировки.

- А что стало с группами, в которых вы участвовали?
- Просто разбежались и все.

- Свою группу не пытались создать?
- Здесь, знаете, такое дело. Один поэт Андрей Макаревич сказал: «Открытый путь страшнее, чем лютый враг». Поэтому, чтобы чем-то заниматься, к этому надо быть готовым. Просто путь надо принимать. А у многих такой стереотип, что прилетит добрый волшебник на вертолете и все будет. Но если взять человеческую жизнь,.. Вот как живут спортсмены, например, профессиональные боксеры. Перед тем как стать чемпионом, нужно несколько раз проиграть. И, соответственно, эти поражения надо принимать. А человеку принимать поражения в жизни довольно-таки трудно. Поэтому как сказал один старый мудрый еврей: «Не все так просто в этой жизни».

- А как вообще вы начали играть на улице? Это нужда или ваше желание?
- Изначально у меня были задумки. Я хотел сделать несколько проектов. Чтобы субкультура становилась культурой. Но знаете, что для этого нужно? Чтобы тебя слушали не какие-то малолетки на сейшене, в «дрыбаган» пьяные и так далее. А нужно выходить на публику. Даже на простую. Когда становилось перед фактом, что нужно играть там-то и там-то, все ворочали носы. Например, была такая история. Нас пригласили на прослушивание в ресторан. И на прослушивание пришел только я один. Потом была еще история. У меня была группа. Мы репетировали в центральном парке, у Кошмагамбетова. И когда мы отыграли где-то полчаса, у нашей вокалистки было такое упадочное настроение. Потому что люди просто сидели, дети, взрослые, просто сидели в 10 часов утра, и просто разинув рты слушали. То есть им было совершенно не интересно.
Интервью мы записывали на улице. И в один момент к нам подошел молодой парень в рубашке и галстуке. Он извинился и сообщил, что на следующий день состоится ярмарка ручных изделий возле драмтеатра. И пригласил Гарри поиграть для посетителей этой ярмарки. На что музыкант с радостью согласился.

- Вот так часто подходят и приглашают куда-то?
- Бывают такие моменты. Приглашают на небольшие корпоративы поиграть. Но меня коробит то, что я играю под китайский процессор. Здесь у меня уже ритмбокс уже прописан. И под это играю. И мне хотелось бы чего-то живого, настоящего. Потому что, когда ты слушаешь музыку вживую и когда звучит минус – это две большие разницы. У меня был такой момент. Стою, играю. И тут встречаю своего знакомого. Он неплохо в свое время играл на барабанах. Я ему предложил, что-нибудь придумать вместе. Ну а в этом деле, сначала нужно отрепетировать. Подготовить товар, если выражаться языком коммерции. А потом этот товар надо начинать предлагать. Как гласит узбекская поговорка: «Мало того, что у тебя хорошие помидоры. Их еще надо продавать». А в наше время для этого надо шевелиться. У нас обычно люди друг за друга не решают. Хочешь жить, умей вертеться. Как сказано в Библии, путь осилит идущий. Я ему рассказал, что будет нелегко, что нужно приложить усилия. Для чего люди созданы? Чтобы прикладывать усилия. Если человек только сидит и чешет пузо, он деградирует. Ну, в итоге, когда я ему начал звонить, он просто не брал трубку. Позвонил я два раза и плюнул на это. Из этого вывод, что ему стало страшно. Ну как страшно? Есть какие-то барьеры в человеческой личности. Конечно, барьеры, это хорошо. И очень часто многие люди неспособны, не считают нужным эти барьеры преодолевать. Их устраивает пить дешевую водку и жаловаться на жизнь. У нас в городе полмиллиона населения. Ну да, не Астана, не миллионик. Но, по крайней мере, через каждые сто метров ресторан. Инфраструктура развивается. Строим микрорайоны. Из этого можно сделать вывод, что здесь люди не голодают. Кризиса нет. Поэтому здесь шевелиться можно. Но некоторым нравится думать, что здесь болото. А никто изменять ничего не хочет.

- А полиция подходит к вам, как-то старается препятствовать вашему занятию?
- Насчет полиции, я сначала думал, что у меня с ней хорошие отношения. Потому что у меня с ней отношения отсутствуют. Но вчера подошел полицейский. Что-то пробурчал. Я понял, что он при исполнении. Ему грубить не совсем вариант, потому что он в форме. И я просто зачехлился и быстренько ушел. А так бывало, оформляли. Но я смотрел честно в глаза. Ну ладно, вы меня можете заставить что угодно подписать. Но я же тоже не овца бесправная. Я могу куда-то пойти, в определенную структуру. Там меня встретит добрый гражданин начальник. Ему дай только намек, что меня обидели. Это не означает, что у меня «крыша». Это просто факт. Потому что человек имеет определенные права. А проблема многих людей заключается в том, что они прав не знают. И, соответственно, если ты не знаешь свои права, как ты можешь за них бороться. Я такой человек, что не пытаюсь ни с кем зацепиться. На это уходит куча времени и нервов.

- Вчера, когда мы договаривались об интервью, вы сказали, что у вас время расписано. Каждый день так распланирован?
- Я сегодня опоздал на нашу встречу на полчаса. Поэтому по часам, по минутам, не расписано. У меня нет начальника, которому надо писать объяснительную, в случае опоздания. А так, в принципе, я высыпаюсь. Но каждый день я делаю одно и то же. Совершаю определенную нагрузку каждый день. Разбираю ноты. Занимаюсь каждый день. Репетирую на своем инструменте. Частенько разбираю новые произведения. Занимаюсь какой-то, если можно так назвать, композиторской работой. Потому что мой образ жизни, или моя работа, (скорее всего, это образ жизни) требует постоянства.

 

И ему нравится этот образ жизни. Он в нем просто весь. И, кажется, поменяй Гарри свою жизнь, он перестанет жить. Поэтому он продолжает заниматься тем, чем он занимается.
Пока мы разговаривали к нам подошел еще один молодой человек. И протянул Гарри мелочь. Мой собеседник попытался отказаться, сказав, что в данный момент не работает. Но паренек был настойчив. Со словами «Ну ничего. В следующий раз послушаю» он сунул деньги в руку Гарри и пошел дальше. А мы продолжили наш разговор. С одной стороны, этот случай показал, что музыкант не любит получать деньги просто так, ничего не делая. С другой, я увидел признание гитариста людьми, жителями Тараза. Значит, его уже знают и, в какой-то степени, любят. Да и сам музыкант признался, что от горожан получает больше положительных оценок, чем негатива.

 

Юрий ЧЕРНОГОР

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  • Актос